Бабье достало! Украинские мужчины объединяются в борьбе с насилием

violenceПо статистике Министерства семьи, молодёжи и спорта, только за шесть месяцев 2010?года более 10 тысяч украинских мужчин обратились в социальные службы с жалобами на насилие в семье. Это только верхушка айсберга – в Совете Европы посчитали, что не более 2% обиженных находят в себе силы вынести сор из избы. А значит, до полумиллиона украинских мужчин более или менее регулярно чувствуют на своей шкуре силу “слабого пола”.

«Кому мне было жаловаться? – вспоминает 28?летний Александр Краевой (имя изменено. – Фокус). – Сначала отец избивал меня за то, что я «не мужик, а музыкант». Он был в Афгане, и любое отклонение от сложившегося у него образа мужчины каралось физически. Например, мог схватить меня и постричь под машинку, если ему не нравилась моя причёска. В институт я ходил весь в синяках. Потом у меня появилась девушка, которая чуть что бросалась на меня с кулаками – то дверью хлопнул, то чашку не помыл. Я сначала шутил, что ей бы на бокс записаться для разрядки, пока сам «грушей» не стал».

Александр говорит, что в борьбе за равенство феминистки немного перестарались: теперь не женщины, а мужчины нуждаются в защите от тяжёлой руки и крепкого словца.

По статистике Министерства семьи, молодёжи и спорта, только за шесть месяцев 2010?г. более 10 тысяч украинских мужчин обратились в социальные службы с жалобами на насилие в семье. Это только верхушка айсберга – в Совете Европы посчитали, что не более 2% обиженных находят в себе силы вынести сор из избы. А значит, до полумиллиона украинских мужчин более или менее регулярно чувствуют на своей шкуре силу слабого пола.

Телевизор, тахта, тапки

Вероятность насилия над мужем в семье увеличивается с 7% в 20?летнем возрасте до 27% к 60 годам, причём больше всего страдают мужчины в возрасте 36–50 лет. Такие цифры приводят российские социологи, проводившие недавно исследование. В Украине так глубоко эту тему ещё не изучали, но подтвердить, что мужчин бьют регулярно, может любой травматолог.

Богдан Лешкович, исполняющий обязанности заведующего травмопункта Подольского района столицы, регулярно оказывает помощь не только избитым супругами женщинам, но и мужчинам, попавшим под горячую руку. На прошлой неделе в травмопункт привезли мужчину со сломанной лодыжкой. Пострадавшего доставили совестливые обидчики – сын и жена. «Пришли втроём, все молчат, глаза опустили, – вспоминает доктор.

– Мужчина попросил не обращаться в милицию, был смирный – видно, выпил, а затем, получив тумаков, быстро осознал свою вину». По словам Лешковича, женщине не составит труда нанести серьёзную травму, достаточно толкнуть или сбить с ног. «Если бьют каким?то предметом, то чаще всего по голове. Иногда кусают супругов – несколько лет назад у нас был пациент с прокушенной до крови ногой. Причём укусили его через штанину», – вспоминает доктор.

Руководитель международного гуманитарного центра «Розрада» Валентина Бандеровская возмущена безразличием общества к проблемам мужчин. Говорит, в мире почему?то считается, что жертвы насилия – обязательно женщина и ребёнок. Она регулярно консультирует пострадавших от насилия мужчин и убеждена, что драки – не самое страшное, гораздо опаснее постоянное психологическое давление.

«Вспомните, в 70–80?е годы среднестатистический мужчина зарабатывал копейки, всю получку отдавал супруге. Та выдавала рубль на сигареты и проезд, – рассказывает эксперт. – Когда?то меня поразил опрос старшеклассников. На вопрос «Какова роль отца в семье?» большинство подростков сказали, что папа – лишь помощник мамы по хозяйству. Остальные ответили, что мужчина в доме – это три «Т»: тапки, тахта, телевизор». Это последствия войны, когда привыкшие к одиночеству женщины взяли всё в свои руки. Командирский тон и таланты в построении матриархата они передали дочерям – и так из поколения в поколение».

Насилие налицо

В семье Владимира и Натальи Козловых без разговоров о насилии и дня не проходит. Она возглавляет винницкую феминистическую организацию «Прогрессивные женщины», он – единственную в своём роде общественную организацию «Мужчины против насилия».

«Поначалу, когда мы, два инженера, занялись правами человека, приходилось воевать со стереотипами. Многие думали, что феминистки – это такие лесбиянки, а мужчины против насилия – это люди, которые борются за права геев. Но если к феминисткам общество уже привыкло, то чт

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.