Что мы называем депрессией?

«Утомительные поездки, 30 или даже 40 пациентов каждый день, ночные приемы и вызовы на роды… И, разумеется, бесконечные болезни и смерти пациентов, несмотря на все его попытки их спасти – пациентов, некоторые из которых приходились ему родственниками и друзьями, и смерти, которые порой бывают спокойными, а порой - мучительными. Так не могло больше продолжаться. К 1868 году к головным болям и переутомлению добавилась бессонница и приступы тревоги…

Весной 1869 года, вскоре после смерти его матери, запасы его здоровья иссякли». Доктор Оуэн Уистер (Owen Wister), перегруженный работой семейный врач, практиковавший в Германтауне, штат Пенсильвания, обнаружил, что он более неспособен даже выписать простой рецепт. Один из его друзей, не связанных с медициной, охарактеризовал его состояние следующим образом: «Из-за чрезмерной нагрузки у него развилась невралгия и нервное истощение, он полностью утратил способность выполнять умственную работу - даже читать – и в настоящий момент он не занимается медицинской практикой совсем».

Этот отрывок взят из клинического описания состояния Уистера, о котором в 2007 году рассказал историк медицины и терапевт Стивен Пейтцман (Steven J. Peitzman) на лекции в Американской ассоциации истории медицины. Состояние Уистера – как отметил Пейтцман, позже оно стало обозначаться термином «нервный срыв» – воплощало в себе суть явления, которое вскоре получило название «неврастения». Этот термин впервые появился в статье, опубликованной в журнале Boston Medical and Surgical Journal (предшественнике New England Journal of Medicine) влиятельным неврологом доктором Джорджем Бирдом (George M. Beard), и обозначал «истощение нервной системы», а также «утрату психической устойчивости, которая встречается среди женщин гораздо чаще, чем среди мужчин». Лечение, в том случае если пациент мог себе это позволить, состояло в полноценном отдыхе и отъезде из места, где пациент испытывал наибольшее напряжение: чаще всего людям, страдающим этим расстройством, предлагалось съездить на воды какого-нибудь американского или европейского курорта или отправиться в длительное и неторопливое путешествие. Уистер сначала направился в Саратога-Спрингс, затем в Ньюпорт, а позже в большое путешествие по Европе. Когда он вновь решил заняться медицинской практикой спустя три года намеренно медленного восстановления, он выбрал для этого такое место, где он мог установить границы в своей работе и избегать контактов со своими прежними пациентами. С тех пор он больше не страдал от неврастении.

Однако в 1875 году невролог из Филадельфии по имени Уир Митчелл (S. Weir Mitchell), который девятью годами ранее сам пережил нервный срыв, предложил новый метод лечения этого состояния, фактически назвав его лекарством. Эдвард Шортер (Edward Shorter), один из самых именитых историков психиатрии в Северной Америке, описывает этот метод в своей новой и чрезвычайно подробной книге: пациенту прописывался постельный режим в одиночной комнате, где за ним вел наблюдение врач и строгая медсестра и где он должен был соблюдать молочную диету и проходить сеансы массажа и электротерапии в течение нескольких месяцев. Поскольку этот набирающий популярность метод лечения можно было полностью реализовать только в больничных условиях, в Америке и Европе очень скоро появилось множество частных клиник, во главе которых, как правило, стояли известные терапевты, но которые иногда принадлежали предпринимателям. Стоит отметить, что эти терапевты не были психиатрами. В те времена психиатры лечили то, что называлось «психическими заболеваниями», а именно психозы, тяжелые депрессии и слабоумие. Терапевты тогда занимались только неврастенией, которая считалась болезнью истощенных нервов.

Как пишет Шортер, следующие пять типов симптомов охватывают весь круг проблем, связанных с нервным истощением, неврастенией (этот термин начал использоваться с 1940-х годов) или, как он предлагает назвать эту проблему, «нервозностью»: патологическое измождение, которое выходит за рамки обычной усталости, умеренная депрессия, умеренная тревожность, физические симптомы, такие как бессонница, хронические боли и расстройство желудка, и некоторые разновидности навязчивых идей в тех случаях, когда пациент осознает нерациональность своих мыслей. По его мнению, эта группа симптомов представляет собой синдром, который он предпочитает называть «меланхолией».

Таким образом, с самого начала своей книги Шорт

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.