Если бы не ты, если бы не я

Как же неприятна в людях эта заносчиво-надменная непогрешимость, эта высокомерная уверенность в своей вечной правоте! Так и хочется порой, чтобы жизнь ударила такого гордеца по носу. Вспомните самое простое: как мы объясняем причину своего и чужого опоздания? Кто-то — значит несобран и непунктуален. А если мы — виноваты пробки. "Меня вынудили", "меня спровоцировали, довели, запутали" — не слишком ли часто употребляются эти выражения?

Так уж мы устроены: свои удачи склонны объяснять личными хорошими качествами, а в неудачах виним обстоятельства, сложившиеся "не так". В отношении же других людей все с точностью до наоборот. То есть их удачи мы объясняем сложившимися обстоятельствами, а вот неудачи — личностными особенностями: сами, мол, виноваты.

Говорят, от неудач женщина может похорошеть: расслабляются мышцы, становится мягче выражение лица. Недаром героиня Людмилы Гурченко в фильме "Рецепт ее молодости" иронично пела: "Не плакала, не хоронила — откуда взяться красоте?" А от побед и свершений люди, наоборот, ожесточаются и начинают предъявлять повышенные требования к другим — мол, я же смог, так что имею право требовать такого же от других. Вспомните, как легко успешные люди вешают ярлык лентяя на всех остальных. Или дурака, но чаще всего именно лентяя: дескать, ты тоже можешь — просто лодырь и бездельник. Это мне-то повезло? Да знаешь ли ты, какими трудами мне все это досталось?..

А не отсутствием ли личного опыта борьбы с трудностями объясняется пресловутая жестокость "мажоров", их откровенное неуважение к людям? Родительская подстраховка (например, правдами и неправдами "устроить" чадо в университет — не дай Бог поступит не с первого раза) зачастую играет с детьми злую шутку, искажая их восприятие окружающей действительности и ограничивая опыт.

Объяснение поведения личными особенностями человека в тех случаях, когда на самом деле оно определялось ситуацией (причина всех побед — я сам, причина поражений — другие люди и обстоятельства), у психологов называется фундаментальной ошибкой атрибуции. Эта постоянная склонность нашего мышления искажать восприятие действительности помогает нам внутренне оправдывать собственное поведение в сложных ситуациях, нивелировать внутренний диссонанс, если внешние обстоятельства не дают достаточно оснований для этого, примирить себя с собой. Поэтому в той или иной степени когнитивное искажение присуще всем людям.

Отчасти фундаментальная ошибка атрибуции является следствием того, что когда мы наблюдаем за чьим-либо поведением, то в центре нашего внимания оказывается человек, а ситуация остается вне "поля зрения". Когда же действуем мы сами, то внимание вынуждено сосредоточиться на ситуации: мы реагируем на нее, и она становится более ясной. Этим и объясняется тот факт, что мы более чувствительны к влиянию ситуации на нас самих, чем на окружающих.

Предубеждение относительно самого себя может иметь и другую крайность, проявляющуюся в самообвинении, постоянном недовольстве собой. Склонность именно к такому объяснению причин происходящих в нашей жизни событий усугубляет беспомощность человека вплоть до известного синдрома выученной беспомощности, характеризующегося внутренним ощущением того, что действия человека никак не влияют на ход событий и не приводят к желаемым результатам. Вследствие такого негативного опыта возникает тройственный дефицит — понимания, мотивации и эмоций.

В экспериментах на животных для формирования этого синдрома используется электрический ток при любой попытке животного что-либо сделать. Людям же предлагается серия нерешаемых, вызывающих внутренний протест задач, либо в процесс их деятельности вводятся неустранимые помехи. Легко догадаться, что способы воспитательного взаимодействия — основная проблема возникновения такого восприятия реальности.

В ходе эксперимента с учениками пятого класса один учитель давал решаемые, а другой — нерешаемые задачи. Дети, ориентированные на достижение успеха, реагировали на неудачу в первую очередь размышлением о том, как рациональнее организовать процесс решения задачи, тогда как их "беспомощные" одноклассники изнуряли себя, объясняя неудачи своей бездарностью, одновременно пытаясь защититься от негативных проявлений собственного поведения, теряя время на безотносительные к заданию фантазии. Большинство ориентированных на достижение
успеха детей продолжали придерживаться рациональных стратегий выдвижения гипотез или даже переходили к еще более эффективным стратегиям, а почти все "назначенные неудачниками" отказывались от таких стратегий в пользу более примитивных и неэффективных.

При синдроме выученной беспомощности действует установка: "это, в принципе, возможно для любого другого, но не для меня". На самом деле установка "мои успехи из-за вас, мои неудачи — из-за меня" такая же ложная, как объяснение всех событий действиями других. Неудачи "беспомощных" определяются их собственными, якобы неисправимыми, недостатками (например, дефектами воли или интеллекта), а успехи если вдруг и случаются, то только как следствие удачного стечения обстоятельств. Будучи выработанной в одной конкретной ситуации, выученная беспомощность распространяется на другие сферы деятельности, и в итоге человек уже не предпринимает попытки справиться даже с теми задачами, которые поддаются решению.

Итак, две крайности: во всем обвинять себя и во всем обвинять других. При кажущемся различии подходов эти противоположные позиции объединяет, во-первых, обобщение, объяснение всех возникающих ситуаций и обстоятельств одной группой причин: у тебя не получается, потому что ты — лентяй, у меня не получается, потому что я ничтожество. Во-вторых, генерализация — попытка объяснить разные ситуации похожей причиной.

Те, кто считает себя ответственным за состояние своих дел, в принципе, способны добиваться большего успеха. Но вместе с тем они более склонны испытывать чувство вины за события, которые с ними происходят. Например, если ученик получил неудовлетворительную оценку, то, обладая так называемой внешней локализацией контроля, он возложит вину на внешние факторы ("к нам пришли гости и отвлекали меня от выполнения домашнего задания", "задание было нечетко написано на доске"), а обладая внутренней — на внутренние ("я не смог найти решение задачи", "этот предмет мне неинтересен"). Простейший тест на определение текущих проблем воспитания: чего не хватает вашему ребенку — внутренней ответственности или смелости совершать ошибки и прощать себя за это?

Те, кто причину своих трудностей и проблем видят в других, обращаются к психологу исключительно с тайной или явной целью постичь великую тайну манипуляции другими людьми. Как контролировать своего мужа, ребенка, жену? Что бы такого сделать с другими, дабы они вели себя так, как нужно мне? Измотанные же постоянным недовольством собой и изнуряющей, деморализующей самокритикой приходят к психологу задавленные чувством вины перед собой, зачастую совершенно не понимая, что мешает им жить, действовать, развиваться.

Жизнь на самом деле, со всеми поражениями и победами, учит нас считаться с фактором "обстоятельств", и тогда легче прощать и других, и себя. Знать, что не все зависит только от нас. Мы отчетливо понимаем, как наше поведение меняется в зависимости от ситуации, поэтому видим себя не такими "однозначными", как нас воспринимают другие: ты взвинченный, а он уравновешенный. Как когда! Фундаментальная ошибка атрибуции присуща всем культурам, однако в некоторых культурах более высокая чувствительность к роли ситуации и, как следствие, люди менее склонны считать поведение окружающих проявлением их личностных качеств. Годы тоталитарного прошлого способствовали, скорее, формированию убеждения "от меня мало что зависит".

В зависимости от ситуации негодяй может поступать хорошо, а обычный человек — вести себя как негодяй. Оборотной стороной медали является знаменитый эксперимент Стэнли Милгрэма, в ходе которого испытуемые должны были наносить удары электротоком невинному человеку. Почти две трети испытуемых выполняли инструкции исследователей, несмотря на крики человека, якобы подвергавшегося воздействию электротока.

Поменяйте местами точки зрения актера и зрителя — и объяснения станут прямо противоположными. Глядя на мир глазами другого человека, мы лучше понимаем его ситуацию, а глядя на самих себя глазами других людей, мы лучше понимаем свою личность. По прошествии времени точка зрения тоже может измениться.

Зачастую люди абсолютно не отдают себе отчета в этом противоречии, что, впрочем, вполне объяснимо: работает механизм самозащиты, охраны самооценки. Однако вывод получается любопытный: чтобы стать — или остаться — порядочным человеком, нужно иметь серьезный опыт неуспешности, бед, неудач. Достаточно серьезный, чтобы уравновесить достижения, успехи, свершения в собственной голове. Но

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.