Конец света: начнем сначала!

Истерия по поводу конца света, «запланированного» на 21 декабря, вышла на финишную прямую. По всему миру люди с неустойчивой психикой ищут убежища, дабы пережить апокалипсис. Французская деревня Бюгараш в Пиренеях была вынуждена перейти на осадное положение: некие ясновидящие напророчили, что в этом месте ожидается явление инопланетян, которые спасут всех желающих в Судный день.

Благодаря такой рекламе уже около ста тысяч человек изъявили желание забронировать тут местечко на время апокалипсиса. Если власти не возьмут ситуацию под контроль, то 21 декабря этой деревеньке уж точно придет конец.

Казалось бы, что может быть абсурднее, чем забраться на горную вершину и ждать пришествия инопланетян? Однако есть сюжеты покруче. Например, недавно в одной из газет Кировской области на странице с анекдотами и сканвордами было опубликовано послание неизвестного тибетского монаха о приближающемся конце времен. В местных магазинах уже на следующий день не осталось спичек и консервов. Самое интересное, что вся эта возня вокруг конца света поддается вполне научному объяснению...

Наслаждение страхом

«Подобного рода истерические эпидемии очень хорошо описаны в психиатрии, — говорит руководитель Центра правовой и психологической помощи в экстремальных ситуациях доктор медицинских наук Михаил Виноградов. — Ожидание конца света, нагнетание страха вызывают реакцию бесноватости, и уровень развития личности, образования, интеллекта тут не имеет большого значения. Конца света ждут люди демонстративно истерического круга. Среди тех, кто боится конца света, есть и профессора, и малограмотные люди. Всех их объединяют страх, боязнь, опасение и тайное ожидание катастрофы. И некая надежда на то, что конец света состоится, а они — в пещере, в тайге, в лесу — реально его переживут».

У апокалиптических эпидемий есть как общесоциальные предпосылки, так и субъективные. Как отмечает профессор философского факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, член комиссии по борьбе с лженаукой РАН доктор философских наук Валерий Кувакин, разговоры о конце света могут быть критерием здоровья или нездоровья общества: «Если общество больное, невежественное, то разговоры об апокалипсисе получают очень широкий резонанс, вплоть до планируемых походов на какую-нибудь священную гору».

Разговоры о грядущем конце света оживляются в условиях кризиса. «Любое предсказание конца света, если углубиться в историю, так или иначе концентрируется на каких-то критических ситуациях, которые были в обществе в тот или иной период его развития», — говорит заместитель директора Государственного музея Востока по научной работе доктор искусствоведения Тигран Мкртычев.

Людям, считает он, каждый раз в определенной кризисной ситуации важно получить подтверждение того, что все плохо. Это должно произойти не потому, что все действительно плохо, а потому, что есть некая высшая сила, которая расставит все точки над «i», пусть и в последний момент. «Сейчас есть целый ряд негативных тенденций, — продолжает Мкртычев. — Помимо экономического кризиса отмечается кризис толерантности, кризис культуры и так далее». Это те общественные проблемы общемирового порядка, которые не решаются. Чем не повод для массовой истерии вокруг 21 декабря.

Глобальность нынешней паники определяется небывалым развитием средств массовой коммуникации, начиная от газет, телевидения, радио и заканчивая Интернетом, социальными сетями. Так, к примеру, раньше ожидание Армагеддона связывалось лишь с одной религиозной традицией. В Средние века христиане могли ждать конца света в определенный день, а мусульмане относились к этому совершенно спокойно. Сейчас же, когда информационные поля охватывают всех без исключения, создается ощущение глобальной катастрофы. Например, открывая в метро газету, где сообщается, что на 21 число назначен конец света, любой человек невольно становится соучастником этого события.

Кроме того, у каждого человека присутствует страх смерти. «В детстве все рассказывали друг другу истории про черную руку, а еще раньше слышали сказки про Бабу-ягу. Это способ соприкоснуться со страхом не напрямую, а опосредованно», — говорит экзистенциальный терапевт Анастасия Преображенская. При этом, как уверяет врач, напрямую признаться себе, что жизнь конечна, человеку достаточно сложно. Легче тревожиться по этому поводу каким-нибудь косвенн

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.