Лики любви: о семейном счастье выдающихся личностей

В современной жизни наблюдается беспрецедентное наступление на институт брака. Семья как универсальная ячейка для обеспечения продуктивной жизнедеятельности мужчины и женщины поступательно разлагается, все чаще не справляется со своими функциями. Извращенное восприятие совместной жизни родителей деформирует психику детей, которые потом в большинстве случаев повторяют печальный семейный сюжет...

В связи с этим нелишне было бы обратиться к опыту семейного строительства выдающихся личностей - он, несомненно, может пригодиться современникам, дезориентированным в системе ценностей. Кроме того, их отношение к брачным узам в значительной степени формирует восприятие союза мужчины и женщины в массовом сознании - ориентиры, выставляемые лидерами, часто становятся стереотипами.

Семейная жизнь известных людей протекала крайне неоднозначно, а подлинное счастье в парах коснулось очень немногих. Можно даже попытаться создать условную шкалу отношений в парах - от жизни на полюсе холода до вечного парения в облаках редких великих союзов, превратившихся в массовом сознании в символы любви. Интимный мир этих людей напомнит: несмотря на фантастические достижения цивилизации, ни космические корабли, ни уникальные микроскопические приборы не приблизили мужчину и женщину к пониманию глубинных причин счастья, а последние несколько тысяч лет человек все с тем же потрясающим, не поддающимся объяснению упорством не желает учиться любви.

Вампирические эгоцентристы

Это, пожалуй, самая многочисленная группа представителей породы гениев; для них брак либо имел формальное значение, либо не имел никакого значения. Они были настолько поглощены собой и своими мистическими целями, что все остальные люди являлись лишь строительным материалом, весь мир должен был вертеться вокруг них, приобщаясь к их миропониманию. Но судьба оставила их за пределами семейного рая, ведь нельзя, в самом деле, уйти от неизбежных последствий своих собственных действий. Маниакально одержимые герои не особо стремились к семейной благодати, преимущественно выступая разрушителями отношений между полами. Александр Македонский, Юлий Цезарь, Огюст Роден, Александр Блок, Ги де Мопассан, Джордж Байрон, Максим Горь­кий, Генрих Шлиман, Альбер Ка­мю, Айседора Дункан, Коко Ша­нель, Марина Цветаева - вот небольшой перечень эгоцентрических личностей, снисходительно относившихся к браку. В этой когорте и безнадежные одиночки, не создавшие семьи: Леонардо да Винчи, Альберт Эйнштейн, Винсент Ван Гог, Фридрих Ницше, Исаак Ньютон, Елена Блаватская, Альфред Но­бель. А также откровенные разрушители и убийцы типа царя Ивана Грозного, Иосифа Сталина, Адольфа Гитлера.

Щепетильный Карл Юнг утверждал, что «именно прочность связи с родителями бессознательно влияет на выбор мужа или жены - либо положительно, либо отрицательно». У мужчин брачная анемия напрямую связана с отсутствием или деформацией образа отца, у женщин - с решительным отвержением или безотчетным копированием образа матери. Психологические сложности с восприятием образа отца как хорошего семьянина и неспособность отыскать в окружении достойную замену в качестве ориентира для моделирования поведения в паре не позволили создать счастливую семью большинству из вышеупомянутых персон. Бесконечно любя матерей, Елена Блаватская не желала сыграть ее мучительную роль, а Айседора Дункан, напротив, избрала для себя материнскую безбрачную модель.

В качестве типичной иллюстрации скрытого влияния родителей можно привести жизнь Ги де Мопассана, который так же, как и его пораженные нервными болезнями и пороками родители, не сумел создать семейного уюта, не сумел научиться любви, хотя на редкость ловко управлял страстью. Предчувствуя смертную агонию, которую растянула во времени удавка сумасшествия, символ бесстыдства своего века воскликнул, что никогда не любил. Уродливые отношения родителей Мопассана, раздоры, происходившие на глазах у мальчика, самым непосредственным образом отразились на его судьбе. Но еще больше, чем семейные распри, на маленького Мопассана повлияла поведенческая модель отца - истового и нетерпеливого ловеласа, почти не скрывавшего своих стремлений усладить бушующую плоть. Разрываясь между отцом и матерью, Ги оказался не в силах отвергнуть отца; он тихо и безропотно принял для себя его формулу отношения к женщине, тогд
а как от матери впитал раннюю любовь к эмоционально насыщенной литературе. После развода родителей одиннадцатилетний мальчик «остался жить с матерью, сильной и волевой женщиной». Любя мать, он не сумел взять на вооружение ее отношение к браку, ибо и другие близкие к семье люди приложили руку к тому, чтобы окончательно испачкать сценарий его жизни.

У одних мужчин «застревание» происходит на платонической любви, как у Ивана Тургенева или раннего Александра Блока, а у других - на сексуальной страсти, как у Ги де Мопассана, Цезаря, Ван Гога. Но обе формы восприятия женщины равноудалены от любви. Расщепление личности хорошо прослеживается у Фридриха Ницше, который мог признавать либо платоническую любовь, либо бордель.

Альтернативные союзы

Карл Маркс, Зигмунд Фрейд, Бернард Шоу, Лев Толстой, Владимир Ленин с их отстраненным отношением к семье могли бы составить группу маргиналов, в которой отношения между полами удалены от любви, как не ведающие друг о друге галактики. Несколько приближены искатели, которые все же обрели свои «половинки», научились любить. К этой группе могли бы быть отнесены прошедшие через испытание неудавшихся браков. Это Эрих Фромм, который расстался со своей первой женой, именитым психоаналитиком Карен Хорни. Джек Лондон, поставивший точку на отношениях со слишком блеклой Бесс Ма­дерн. Или Рихард Вагнер, в порыве инфантильной страсти женившийся на актрисе Манне Планер.

Пограничный вид отношений, не лишенный, впрочем, симпатии, продемонстрировали шокирующие Жан Поль Сартр и Си­мона де Бовуар, Дмитрий Мережковский и Зинаида Гиппиус, Саль­вадор Дали и Гала. Бросая вызов догмам, эти пары нашли свой, вопиющий и вместе с тем приемлемый формат отношений. Среди прочего доказав, что семейное счастье является разделенным самосознанием, пусть и странным, но убедительным для двоих самовнушением. А еще, может быть, единственным способом избежать безнадежного, убийственного прозябания в одиночестве.

В действительности диапазон влияния родительских моделей слишком широк, а дети способны перекраивать свои собственные модели, если обладают достаточной волей и формируют в процессе самоактуализации позитивно-активное мышление. Одним из примеров здесь может быть жизнь Козимы Вагнер. Ко­зима, очевидно, вряд ли решилась бы на внебрачные и столь шокирующие для того времени отношения со скандальным композитором, не имей она в качестве примера своих родителей. Тот факт, что Козима была внебрачным ребенком монументально известных и руководствующихся исключительно собственными правилами композитора Ференца Листа и писательницы Мари д'Агу, как бы открывал возможности плыть против течения, действовать в пику общественным представлениям о морали. Начать отношения с женатым мужчиной, будучи замужней светской женщиной, да еще имея детей от мужа, признаваемого в светском обществе и в музыкальном мире, - для такого резонансного поступка необходима не только воля, но и известное презрение к догмам. Именно модель отношений родителей наделила ее той громогласной внутренней свободой, на которую способны лишь редкие смелые личности с завышенной самооценкой. А последующая защита семейных ценностей в жизни с Вагнером, по всей видимости, уже является доработанной формулой счастья, результатом осмысления значения семьи для себя самой и для звучности имени слишком противоречивого мужа.

Ген любви и браки-миссии

Наконец, третью, самую малочисленную группу составляют люди, которым посчастливилось испытать счастье любви. Наиболее успешными оказались те пары, которые сумели сформировать совместную миссию, единую для двоих цель, имеющую высший смысл. Такие пары словно обладали объединенной аурой, невидимой глазу защитной пленкой от мирских бед. Сосредоточенность вообще делает людей немыслимо сильными, удесятеряя их возможности, когда же речь идет о сосредоточенных парах, они обретают несокрушимость и притягательность горных вершин. Подобно далеким заснеженным пикам, они сверкают всем, ободряют многих, но слишком высоки и могущественны, чтобы им могли причинить зло. К таким редким символам семейного счастья могут быть отнесены Николай и Елена Рерих, Альберт Швейцер и Елена Бреслау, Вил и Ариэль Дюрант, Пьер Кюри и Мария Склодовская-Кюри. В значительной степени близки к этому типу Андрей Сахаров и Елена Боннэр, Михаил и Раиса Горбачевы.

Надо сказать, что гигантская сила родительских моделей видна во всех семьях, где присутствовал дух миссии. Мотивиро­ван­ные, сосред
оточенные, самодоста­точные и уверенные в себе личности умели строить правильные отношения между полами. Ничто так не формировало отношения к своей семье у Николая и Елены Рерих, Сене­ки Младшего и Паулины, Пьера Кюри и Марии Скло­довской, Альберта Швейце­ра и Елены Брес­лау, Артура Ко­нан Дойля и Джин Лекки, Михаила и Раисы Горбачевых, как крепкие, ответст­венные и серьезные связи собст­венных родителей. Традиция рода порой играет роль непробиваемой стены, скалы, монументального сфинкса, величественно возвышающегося над сознанием. Можно вспомнить о незыблемости традиций в жизни «отца индийской нации» Махатмы Ганди. Его представления о нравственности и поведении семьянина формировались в первую очередь под воздействием векового благочестия родителей, яв­лявших собой эталон непогрешимости в семейной жизни. Другим примером действия воспитания можно считать рыцарские установки Артура Конан Дойля, привитые ему в детстве матерью; бла­гоговейно-чуткое и подчеркнуто уважительное отношение к женщине он сохранил на всю жизнь.

Но есть и другие случаи - самостоятельная коррекция сценария, написанного бездушными родителями. Наиболее колоритным примером может послужить певица Галина Вишневская. Впро­чем, как и у Жана Поля Сартра или Софи Лорен, тут не обошлось без помощи бабушек и дедушек.

Стратегические принципы

Во-первых, большинство людей, которые прожили в браке счастливую жизнь, рассматривали его заключение как одно из серьезных жизненных предприятий, может быть, даже самым значительным решением своей жизни. Счастливый союз у них «программировался» задолго до его создания и даже задолго до самой встречи с избранницей или избранником. В основе психологической зрелости заложено понимание своей стратегической цели в жизни и осознание цели потенциального партнера. Создание счастливой семьи рассматривалось как труд, к которому старатели были готовы.

Во-вторых, непременное преобладание духовного начала над остальными сферами является необходимым условием создания счастливого союза. Духовная близость и духовное единение - непоколебимая сила, позволяющая парам пережить самые непредсказуемые испытания и пройти через любые удары судьбы. «Ты - это я», - многозначительно говорил Андрей Сахаров Елене Боннэр. Верхним этажом духовности является общая миссия - формула семейного счастья и гармонии.

В-третьих, защита семейной атмосферы от проникновения чуждой энергетики всегда являлась одним из важнейших принципов охраны внутрисемейного пространства. Хорошая семья - всегда защищенная семья, энергетический щит был неизменным атрибутом лучших пар. Из небольшого домика в дебрях Гима­лаев, лишенного таких привычных удобств, как свет и газ, Рери­хам было легче регулировать свои взаимоотношения с остальным миром. Самодостаточные и духовно сосредоточенные, они управляли этими взаимоотношениями, и упрощенный быт не помешал их счастью. Точно такой же формулой воспользовался и Альберт Швейцер, избравший для жизни крайне удаленное и тяжелое для обитания африканское Ламбарене. Почти в прямом смысле за высоким забором вдали от нежелательных глаз наблюдателей жили Рихард и Козима Вагнер, Артур Конан Дойль и Джин Лекки, Карло Понти и Со­фи Лорен. Достаточно закрыто, почти ни с кем не общаясь, сосредоточившись на внутренней жизни семьи и творческом поиске, обитали Марк и Белла Шагал. Бегство Сенеки Младшего и Паулины в «непроницаемое кольцо покоя» своих поместий или Джека Лондона и его второй жены Чармиан - на Гавайские острова также является запоздалым решением создать защитную оболочку для семьи. А вот «эксперимент» Альбера Камю, пригласившего своего друга Ива Буржуа, чтобы спасти расползающийся по швам брак с Симоной Ие, привел к разрушению семейной энергетической оболочки. К окончанию вояжа обстановка была наэлектризована и достаточно было искры, чтобы все детонировало с гигантской убийственной силой. Неудивительно, что Ив Буржуа стал открыто проявлять сексуальный интерес к жене друга... Удручающие результаты неудавшегося опыта настолько ошеломили писателя, что через некоторое время он стал отстраненно жить в компании с двумя лесбиянками...

В-четвертых, способность дополнять друг друга в жизни остается действенным способом взаимной психологической помощи, направленной на благо брака. Союзы императора Августа и Ли­вии, князя Ярослава Мудрого и Ирины могут служить содержательными примерами, когда недостающие качества государст­венных деятелей и безупречных воителей у
мужчин умело воспиты­вали их женщины, дейст­вуя самыми различными способа­ми. Другим примером дополнения друг друга на основе любви и близкой духовности мог бы послу­жить брак Пьера Кюри и Ма­рии Склодовской. Начиная с введения в большую науку, чего жен­щина ни за что не сумела бы сделать без настойчивой последовательности любящего мужчины, и завершая деятельной защитой имени Кюри после смерти ученого.

В-пятых, способность к духовному росту и самодостаточность личностей - непременное условие прогрессирования отношений в паре. С течением времени каждая личность изменяется, развиваясь или находясь в стагнации, причем второе почти всегда тождественно деградации внутреннего мира и разлому всей духовной сферы. Вообще, с точки зрения современной психологии, идеальный брак - это свободный союз двух социально и духовно самодостаточных людей. Примеров распада вследствие отставания одного из партнеров более чем достаточно. Ограничимся упоминанием Джека Лондона, когда в его жизнь в противовес аморфной и вялой Бесс Мадерн ворвалась бушующая, как любимое им штормящее море, Чармиан Киттредж. Точно так же Козима Вагнер представляла собой совершенно иной тип личности, чем первая жена Рихарда Вагнера Минна Планер. Если Козима являла собой яркий, разгоревшийся костер, дающий пламени Вагнера новую силу, Минна была водой, которая гасила его жар творчества. Самодостаточность и самобытная интеллектуальная сила Симоны де Бовуар предопределили долговечность ее союза с Жаном Полем Сартром, который вследствие договоренности со своей подругой о полной свободе действий не знал недостатка в красивых женщинах, которые на поверку оказывались никудышными собеседницами. Истинная любовь лишена жалости, она опирается на осознание духовного равенства и величия личности партнера; в истинной любви нет поклонения, она питается тем уникальным соком, который составляют два равных ингредиента, принятые от равновеликих Инь и Янь.

В-шестых, интимный мир каж­дой чарующей семьи может быть сколь угодно разнообразным, лишь бы он всегда опирался на личную этику пары. Эрос - это их общие представления о самых близких отношениях между полами. И если пара способна поддерживать высокую эмоциональную напряженность, эрос неизменно теряет элемент доминирования внутри представлений мужчины и женщины. А разобщенность сексуальной жизни и появление «партнеров на стороне» - не что иное, как прямое следствие изначально неверного выбора. Само понятие сексуальной гармонии подразумевает вовсе не удовлетворение друг другом в течение короткого периода страсти, а поддержание искреннего эмоционального интереса друг к другу в течение всей жизни.

В итоге то, что многие прини­мают за неосознанное веление сердца, дивные и необъяснимые порывы души, действие глубоко упрятанного внутри естества инс­тинкта любви, в сущности, не что иное, как проявление бессознательно накопленного опыта, сим­биоз принятых от родителей и окружения установок и скрытый син­тез увиденного, услышан­ного, прочитанного, осознанно принятого разумом. На формиро­вание и рост гена любви отдельно взятого человека, кроме вложенного предыдущими поколениями, родителями, окружением, более чем заметное влияние оказывают книги, музыка, кинофильмы, насаждаемые в данном социальном пространстве стереотипы и, наконец, собственная воля. Каждый успешный союз - это прежде всего плодотворный и кро­потливый труд двоих, их спо­собность ежедневно подбрасывать уголь в общую семейную печь.

Автор: Валентин Бадрак

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.