Мед и деготь: вкус счастья в семейном рационе

taste of happinessИ снова о счастье. Конечно, кому-то больно: какое там счастье — хуже бы не было! Вот только дети… пусть у них будет по-другому. И верим, что будет, и требуем от них чего-то для их же пользы. А уж сколько сейчас литературы на тему удачи, богатства, благополучия — вот оно, искомое, напрягись только самую малость. На деле все несколько сложнее и интереснее.

Статьи в глянцевых журналах, все эти бодрые брошюры о позитивном мышлении, полные рецептов успеха, счастья и привлекательности, набили оскомину и больше не вызывают энтузиазма. Привыкание к информации о сокровенном, вывернутом наружу и представленном для масс в виде технологии, оборачивается иммунитетом к подобным образчикам истины. Тонкая натура интуитивно защищает свое право на индивидуальное жизнетворчество и отторгает полуфабрикат. Творцу не нужны прямые инструкции — ему нужно вдохновение и возможность действовать самостоятельно. Кстати, психика в таких условиях вырабатывает больше энергии, что сопровождается образованием новых нейронных связей в мозговых структурах. Процесс проб и освоения новых моделей поведения через познание (если только оно инициируется самим человеком) сопровождается выделением серотонина и дофамина — гормонов, стимулирующих положительные эмоции. Так что в самом творчестве уже есть доля счастья.

Очень показательна биографическая статистика выдающихся людей прошлого (речь идет именно об успешных знаменитостях, уровень их счастья не исследовался): половина из них прошла тернистый путь (бедность, полное или частичное сиротство, жестокое обращение взрослых), а вторая половина — из благоприятной среды (династия, хорошее образование, чуткие, любящие родители, материальные возможности). И не было никаких готовых рецептов для успеха. Вспоминаются слова Карлоса Кастанеды «Каждый из нас сам делает себя либо несчастным, либо сильным. Объем работы и в первом, и во втором случае одинаков». Как творить успех, испытывать радость — каждый ищет сам. Как птица самостоятельно учится летать и потом летает по разнообразным траекториям, так каждый человек способен нарабатывать свой собственный положительный опыт.

Важно держаться своего курса — четко понимать что именно мы создаем и что ищем. Если тянут привычки, не можем стать практически счастливыми для себя, давайте меняться к лучшему ради близких, ради детей. Во-первых, мы для них — самый яркий обучающий образец. Во-вторых, если мы успешны и счастливы, наша энергия возрастает и питает наших детей даже на расстоянии, даже когда они становятся взрослыми. Мы связаны с ними напрямую, поэтому наше развитие — почва их развития. Что излучаем в детей, то они разделят со своими спутниками жизни и передадут следующему поколению.

Первое условие счастья по описанию тех, кто чувствует себя счастливым, — вовлеченность, умение открыть все каналы и раствориться в предмете действия — будь то работа, созерцание природы, семейное общение. Но как раз это наши дети умеют. Взрослые часто недооценивают детскую игру или созерцательность. Им более комфортно когда ребенок бьется над учебником или выводит в тетради буквы. Однажды студенты в свободном разговоре жаловались: стоит родителям увидеть, что просто сидишь или стоишь у окна, как тут же напрягаются: какой следующий экзамен, готовишься ли к нему, написал ли курсовую? Они еще со школьных лет не переносят вида ребенка наслаждающегося бытием — будь то футбол или наблюдение за птичкой на дереве. По их логике, всякое действие должно быть усилием, направленным на получение пользы и высокой оценки. Эти студенты не имели никаких проблем с учебой, но, по моим наблюдениям, не выглядели счастливыми — в них угадывалось какое-то постоянное внутреннее напряжение.

Вкус счастья познается и закладывается рано — в семье. Более всего от матери. Ее радость, проявляемая любовь, интерес к людям, удовольствие от творчества, познания, игры, ее духовность — все передается ребенку, впитывается буквально «с молоком». Если мама с удовольствием поет, танцует, сочиняет истории и сюжеты драматизаций вместе с ребенком, то он восторженно воспринимает не только маму, но мир и себя в нем; для него родительство как социальный институт привлекательно, взрослый мир открыт для новых умений и высот. Если же мама раздражается, обидчива и злопамятна, если зациклена на работе или быте, если вся ее «любовь» сводится к заботе о еде и контролю

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.