Моногамность: норма или отклонение?

«И только кошка гуляет сама по себе, и лишь по весне - с котом!» - поётся в известной песне Андрея Макаревича. Полигамия, присущая и братьям нашим меньшим, давным-давно вошла в пословицы и поговорки, не все из которых можно произносить в приличном обществе. Слово «кобель» из кинологического термина превратилось в грязное ругательство. «Самец», вполне научное слово из курса биологии, сделалось расхожим обозначением мужчины - ловеласа. «Ну, как собаки по подворотням!» - негодует пожилая тётенька, рассуждая о «раскованной» манере современной молодёжи заводить многочисленных партнёров.

В программах, посвящённых животному миру, очень любят говорить и о львиных гаремах, и о сложных взаимоотношения внутри пчелиного улья. «Человек вышел из животного мира, посему он полигамен», - убеждает телезрителей ангажированный сексолог. А что же звери? Так ли уж они неразборчивы в «любви»?

В советские времена была популярна песня «Лебединая верность». В ней пелось о том, как после гибели подруги лебедь покончил с собой:

«Лебедь вновь поднялся к облаку, песню прервал.

И, сложив бесстрашно крылья, на землю упал».

В те времена, когда эту песню исполняли с эстрады, как раз было принято воспевать верность. Мол, даже в животном мире она встречается. Лебедь - животное моногамное, то есть создающее некое подобие семьи с одним партнёром. После гибели одного лебедя другой в крайне редких случаях ищет тому замену, не говоря уже о том, чтобы «гулять налево». Такое удивительное поведение, разумеется, отрицательно сказывается на увеличении популяции, но «исправить» лебединую «мораль» пока ещё никому не удавалось.

В XVIII - XIX веках, когда при оформлении приусадебных прудов птичью психологию (вернее - этологию) мало кто учитывал, пары иногда насильно разлучались людьми. После этого лебеди переставали принимать пищу и тихо угасали, а господа огорчались и вымещали гнев на обслуживающем персонале! Мол, не тем кормили и, небось, воровали корм!

В наше время эта лебединая особенность обязательно учитывается при комплектации зоопарков и заселении городских прудов. Более того, известен удивительный случай, когда лебедь полюбил...катамаран. Эта история произошла в Германии, на озере близ Мюнстера. Птица хранила верность своему молчаливому другу, правда, не всю жизнь, как в обычных лебединых семьях, а всего три года.

Эх, а ведь хорошо, что в птичьей среде нет своих «сексологов», которые предлагали бы обратить внимание на кур с петухами...

Волчья преданность столь же сильна и так же малообъяснима, как и лебединая. Волки тоже образуют супружескую пару на всю жизнь, вместе воспитывают волчат, обучая их всем тонкостям лесной охоты. Волк является настоящим главой семьи, добытчиком. Принесённую пищу он делит между своими «домочадцами», и бывает, что сам остается голодным. Волчья семья строится на взаимовыручке, поддержке, слаженности действий. Разумеется, у животных всё базируется не на «моральных ценностях», а на стремлении выжить и обеспечить свой род. Кстати, волки никогда не сбиваются в крупные стаи, предпочитая «тихую семейную жизнь».

Тот, кто имеет дома попугаев, наверняка, знает, что и эти птички - однолюбы. Даже в природе, живя постоянными парами, «супруги» обстоятельно ухаживают друг за другом. Более того, попугаи вообще тяжело переносят одиночество и бывали случаи, когда после смерти партнёра, овдовевший попугайчик «сгорал» буквально за несколько дней.

В общем, тезисы умников-сексологов по поводу нашей «природной», исконной полигамии не так уж однозначны. Теперь поговорим о нас, о людях.

Так уж сложилось, что наша культура имеет христианскую основу, ибо базовый конфликт всех произведений - это несоблюдение одной (а то и нескольких Заповедей) или совершение так называемого смертного греха. Блуд считался одним из смертных грехов, а Заповеди гласили: «Не возжелай жены ближнего твоего». Измены - тайные и явные, разумеется, имели место во все времена. Французские короли на глазах у всей Европы заводили шашни с фрейлинами, а рождённых ими бастардов приравнивали к принцам крови. Местные помещики тоже иной раз обзаводились гаремами из крепостных красавиц, а уж судьбы соблазнённых горничных оказались настоящей «золотой жилой» для русских литераторов XIX века. И вместе с тем измена, блуд и эта модная нынче «полигамность» были осуждаемы обществом.

Идеологизированная советская мораль, как это ни стр

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.