О пацановском базаре. Возможно ли вообще адекватно отреагировать на ёбу?

gopnikВ последнее время в некоторых узких, но высокоинтеллектуальных кругах московских философов и социальных теоретиков за кружкой пива всё чаще стала обсуждаться коммуникативно-семантическая проблемная ситуация, получившая название «проблема ёбы»...

Суть проблемы

Суть проблемы ёбы проста и многим весьма знакома. Представьте, что вы — щуплый интеллигент, работающий скромным преподавателем какой-нибудь кафедры какого-нибудь гуманитарного факультета, после тяжёлого, наполненного лекциями трудового дня по обычаю зашли в кабак выпить с коллегами по кружке пива. Просидели несколько дольше обычного, но, в конце концов, всё же направились домой. Вы идёте от метро по пустынной улице, когда впереди замечаете стоящую группу молодых людей в кожаных куртках и трениках. Вы продолжаете двигаться в их направлении. Они обращают на вас внимание, замолкают. Один из них (коренастый и в кепке) отпочковывается от группы, подходит к вам и громко говорит: «Ну чё, ёба?»

Известно, что в каждом сообществе существуют какие-то моральные нормы, даже в воровской шайке. Для чего нужна мораль? Как, с какой точки зрения оценивать те или иные моральные нормы?

К дискуссии о морали и религии

Как отреагировать в данной ситуации, чтобы выйти из неё с честью и не испытывать потом муки уязвлённого самолюбия и массу других неприятных чувств? Ответ на данный вопрос, на поверку, оказывается сложнее, чем может показаться на первый взгляд. Существует целый набор стандартных, но, к сожалению, неадекватных стратегий реагирования, к которым мы можем прибегнуть в указанной ситуации. Их можно перечислять достаточно долго (в зависимости от наличия свободного времени и количества пива в кружке), однако поскольку я много не пью, то рассмотрю лишь некоторые из таких стратегий, представляющиеся наиболее репрезентативными.

Молчаливое избегание

Пожалуй, наиболее часто встречающаяся обывательская реакция. Вы вместо того, чтобы остановиться и вступить в коммуникацию, которую вам так неожиданно навязали, съёживаетесь и, пытаясь не обращать внимания на крепыша в кепке, ускоряете шаг. Такое поведение делает из вас жертву в глазах вашего «собеседника» и в большинстве случаев лишь стимулирует его к более активным действиям. Если вам повезёт, вы отделаетесь унизительным пенделем под весёлый гогот зрителей. Если не повезёт, то вас могут и задержать. Что вам будут говорить далее и к чему принуждать, уже не так важно, ибо все ваши ответы будут представлять собой жалкие и обречённые просьбы в духе «ну не надо…», «ну я иду домой…», «ну ладно вам…» и т.д. и т.п. Как бы то ни было, ни о каком достоинстве здесь уже речи быть не может, равно как и об адекватной реакции на аргумент ёбы.

В табло

Если вы — рыцарь, а не тварь дрожащая, то вы, не дожидаясь предполагаемых более активных действий со стороны оппонента, в качестве ответа можете ему сразу «зарядить в табло». Это тоже довольно популярная стратегия, по крайней мере, в том смысле, что многим из нас хочется отреагировать именно так (даже если на деле мы ведём себя иначе). При этом «зарядить в табло» можно либо вследствие силы (уверенности в себе), либо вследствие страха оттягивать то, что и так может стать вполне логичным завершением начатой коммуникации. Однако в любом случае, независимо от того, оказались вы способным накостылять всей честной компании (уподобившись Брюсу Ли) или мужественно «отгребли», удовлетворившись возможностью нанести первый удар, — применительно к нашей проблеме можно быть уверенным в одном: вы не смогли адекватно отреагировать на ёбу, ибо пустили в ход кулаки, когда вас никто не бил, а лишь обратились с вопросом. Сюда же относятся и случаи использования вами газового баллона или травматического пистолета.

Отшучивание или апелляция к статусу

Вы можете попытаться свести всё на «дружеские рельсы». Обычно это делается полувесёлыми фразами типа «В чём дело, ребят…», «Да ладно, ребят…» и сопровождается не вполне уверенным смехом. При этом иногда даже начинают объяснять «собеседнику» что-то про себя и свою текущую жизненную ситуацию, тем самым пытаясь вызвать у него эмпатию и нежелание создавать вам проблемы. Какое бы развитие ни получил такой разговор, неадекватность данной реакции очевидна: вы отрицаете агрессора, вы начинаете приветливо и с улыбкой общаться с человеком, который, обратившись к
вам, даже не пытался продемонстрировать подобного настроя.

Также вы можете попытаться припугнуть оппонента, сказав, что вы, мол, очень важный и статусный дядя и знаете ещё более важных и статусных дядей. Или же вы можете попытаться апеллировать к общественности, если таковая есть в округе и может вас услышать: вы отвечаете (не важно, что именно) громко, привлекая тем самым внимание людей к вашей ситуации и делая коммуникацию публичной. Понятно, что в обоих вариантах вы, апеллируя к авторитету или общественности, пытаетесь избежать общения один на один, а это не может быть признано адекватной самостоятельной реакцией на аргумент ёбы.

Неприкасаемый или случай

Довольно изысканной, но при этом вполне жизненной стратегией, является попытка вызвать у агента коммуникации нежелание продолжать с вами контакт в силу брезгливости, презрения, сожаления и т.п. Допустим, вам удаётся сделать это нарочно (притвориться больным, начав, скажем, пускать слюни или вести себя как-то нелепо, демонстрируя психическое расстройство, или же разыграть сердечный приступ и т.п.). И при этом вас не разоблачают. Тогда вы, скорее всего, сможете продолжить свой путь, но, как вы понимаете, подобное поведение — это вообще не ответ на аргумент ёбы. В этом смысле можно и вообще убежать (если, конечно, вы хорошо бегаете), но здесь, как вы понимаете, речь не об этом.

Калькирование

Последняя стратегия, которую мы рассмотрим, эта стратегия зеркала или калькирования оппонента. Здесь имеется в виду представление в качестве ответа какой-то несуразной фразы, например: «Ахули!» или «Ну а чё?» Такая калька якобы должна стать бессодержательным ответом на бессодержательное обращение оппонента, демонстрируя ему тем самым, что вы понимаете бессодержательность его обращения к вам.

Другие нынче времена. На шпагах нельзя, в зубы тоже. Конечно, попробовать можно, но придётся отвечать согласно закону. И будешь сам виноват: с тобой же не дрались и даже нецензурно не ругались, а ты сразу за шпагу. Поэтому иногда кажется, что закон на стороне хама и хулигана. На стороне пахнущего пивом, сильно немытого и поэтому вонючего гражданина. Который к тому же развалился на полутора сиденьях маршрутки. Чтобы вступить с таким человеком в адекватный и уважительный (с его стороны) диалог, надо превосходить его по физическому объёму, пьяноватости и вонючести. Плюхнуться рядом и собственной массой вытеснить его с занятой им лишней половинки сиденья маршрутки. И рыгнуть так, чтоб он ощутил и содрогнулся. Чтоб он потянул носом — и у него дыханье спёрло.

Союз нерушимый

Данная реакция представляется также неадекватной, поскольку она в общем-то не является ответом на сформулированное обращение. Кроме того, ёба — это не просто языковое выражение, но одновременно и действие. Её содержание нельзя рассмотреть само по себе в отрыве от контекста произнесения и специфики агентов коммуникации. А ещё ёба интенциональна в том смысле, что демонстрирует наличие у вашего собеседника некоторого намерения в отношении вас. В описанной калькирующей реакции на ёбу мы не имеем ни корректного вербального противодействия с вашей стороны, ни учёта тех интенций, с которым к вам обращается оппонент. Поэтому стратегия калькирования должна быть признана пораженческой и неадекватной так же, как и те, что были описаны выше.

Природа ёбы

Все описанные стратегии не представляют собой решения поставленной проблемы, поскольку заключаются либо в уходе от её решения, либо в попытке подменить ситуацию на ту, которая разрешается простым и понятным способом, но такая подмена — это некорректный приём и поэтому не решение исходной проблемы.

Всё это не случайно, ибо специфика ёбы, равно как и цель её применения, как раз и состоит в том, чтобы лишить оппонента семантических ресурсов и коммуникативного пространства для адекватной реакции, превратив его в «терпилу» [ненаучный термин]. Являясь информационно практически бессодержательной, ёба не представляет материала для обсуждения или критической оценки: в ней нет ровным счётом ничего такого, на что можно было бы ответить. Ёба стремится стать чистым перформативом [научный термин] без какого-либо локутивного [тоже научный] содержания, поэтому содержательный ответ на неё невозможен. Но будучи почти действием, она при этом формально остаётся лингвистической сущностью, что делает неадекватными какие-либо поведенческие ответные реакции (такие, как «в табло» и проч.).

Так возможно ли вообще адекватно о

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.