Первое сентября. Конец свободе

С утра мои дети притихшие и сосредоточенные. Именно сегодня стало понятно — лето кончилось. У нас с ними важнейшая задача — купить школьную форму и все, что нужно для того чтобы успешно овладеть знаниями в рамках школьной программы.

В суете и гаме школьного базара я, с такими же безалаберными или мегазанятыми мамашами, затянувшими до последнего решение вопроса о школьной форме, ищу юбки, брюки, сарафаны, пиджаки. Не получится одеть младшую в то, что носила старшая, цвет формы в этом году в нашей школе внезапно сменился с синего на черный… Ворох одежды несу в примерочные. Шуршание, вздохи — и из-за занавески появляются школьницы. Смотрю на них и недоумеваю — куда в мгновение ока исчезли загоревшие, веселые девчонки, с которыми мы плавали в море, катались на великах? Я едва узнаю этих маленьких строгих незнакомок в темных мрачных сарафанах, в мешковатых пиджаках, белых, замятых по линии сгиба блузках. Рядом стоят загорелые, еще лохматые, но уже при галстуках, трое мальчишек. Их мамы так же удивленно смотрят на них. Мы переглядываемся. Нам грустно.

«Да, мама, лето кончилось», — констатирует старшая. «Как же я не хочу в школу», — почти со слезами отзывается младшая. Я делаю строгое лицо: «Хочется, не хочется — надо. Вы встретите там своих друзей, у вас будут новые учителя, вы узнаете столько всего нового». «Вот только не говори, что тебе нравится мысль о том, что снова придется вставать в семь утра и выталкивать нас — теплых, сонных, груженных рюкзаками — на улицу, вертеть нам бутерброды, ходить на родительские собрания и ругаться из-за двоек», — ехидно говорит моя старшая. Она все понимает. Ей 14 лет. Она уже девятиклассница. Младшая вертится в новом сарафане перед зеркалом. «Мама, жаль, что юбка не крутится, как у принцессы», — улыбается она. — Впрочем, принцессы в школу не ходят, там одни Золушки».

Я смотрю на своих Золушек и думаю, что же случается с детьми, почему уже через неделю, а то и через день после начала обучения в средней школе, они разочаровываются в том, что происходит. Вспоминаю, как младшая сбежала из школы во второй же день, самостоятельно пришла домой и сообщила мне: «Мне там очень не понравилось, там все одинаковые, я решила туда больше не ходить». Почему для подавляющего большинства наших детей сидение за школьной партой превращается в скучную обязанность? Кто разрушил храм знаний, и был ли он вообще?

Стены, заборы, пропускная система — школы до боли напоминают тюрьмы. По сути, они и есть исправительными заведениями, в которых детей из милых ангелов переделывают согласно социальному заказу, превращая их в полезных членов общества. Кстати, еще сто лет назад на наших территориях и в помине не было обязательного школьного образования — оно было введено большевиками в 1918 году. С тех пор школы жестко контролируются государством. Большевики хорошо знали, кто им нужен. Сегодняшние школы погружены в идеологический и методологический хаос. Впрочем, возможно, в этом и состоит социальный заказ — вырастить стрессоустойчивых, малообразованных граждан, которыми легко управлять и которых еще легче эксплуатировать? Возможно, именно с этой коварной целью было введено обучение с 6 лет, и у наших детей был отнят год детства? Может быть, экзамены и тесты при поступлении в школу нацелены как раз на то, чтобы нанести малышам тяжелые ментальные травмы, породить в них чувство неполноценности, запугать реальным миром и не дать им нормально повзрослеть? А модные ныне методики раннего развития — это лишь способ отнять у маленьких людей спонтанность, ампутировать способность к творчеству и самостоятельному анализу?

Много ли родителей первоклашек знают о том, что их детки должны днем отдыхать? И во многих ли школах созданы условия для дневного сна? Много ли нас, родителей, задумываются о том, что шестилетки в большинстве своем не готовы к классно-урочным занятиям? А подростки не зря сходят с ума, перестают учиться и срывают уроки. Ведь для детей в период полового созревания во главу угла становятся вопросы социализации, а не накопления знаний. Именно в подростковом возрасте человек переживает самые сильные страсти, и до химии ли юному Ромео или Джульетте, когда играют гормоны? И важнее всего научить их справляться с собой, а не заставлять быть как все. Задумывались ли вы, дорогие родители, почему наши дети должны знать именно эти сведения из биологии, математики, химии, лингвистики, музыки? И поче

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.