Принять, нельзя “спасать”, или Искусство не трогать любовь руками

love«Я наравне с другими хочу тебе служить…». Кто из нас не восхищался альтруизмом и безусловностью любви великого поэта Осипа Мандельштама, прочитав эти строки? Вот это страсть! Тут тебе и «служить», и на наличие «других» наплевать. Особенно потрясала степень одержимости в строках «И сам себя несу я, как жертва палачу». Кто-то из моих подруг мечтал, чтобы и их так любили. Я же, услышав в школьном возрасте эти стихи, оправдывала гениальным творением «сладкую муку» своей безответной тогда любви и утешалась: ну если уж Мандельштаму приходилось так страдать, что же остается нам, «малым сим»?

Любовь в восприятии многих поэтов означала служение и муку. Так, Ирина Одоевцева в книге «На берегах Невы» вспоминает: «…я спросила у Мандельштама: чем эта легкомысленная и нежная девушка, которой посвящались стихи, похожа на палача? «Ничуть не похожа, — он даже замахал на меня рукой. — Она тут вовсе ни при чем. Неужели вы не понимаете? Дело не в ней, а в любви. Любовь всегда требует жертв». — «Неужели, Осип Эмильевич, вы действительно так понимаете любовь?» Он решительно закинул голову и выпрямился. «Конечно. Иначе это просто гадость. И даже свинство, — гордо прибавил он».

С поэтами, черпающими из нервной материи свое вдохновение, все более-менее понятно. Но немало и обычных людей, которые только так и понимают любовь. Они называют ею страдание и добровольно (?) обрекают себя на «сладкие» муки. Известно, что в жизни прозы больше чем поэзии, знаем ведь, «из какого сора растут стихи, не ведая стыда». И все же, почему многие не мыслят любви без трепета, слез и отчаяния, без преданного служения кому-то, причем в ущерб своим интересам?

Почему люди, особенно это касается чересчур ответственных, но не слишком уверенных в себе женщин, часто склонны любить тех, кто не любит их, опекать, выполнять чужую работу, защищать обиженных, сажать себе на шею тунеядцев, наставлять на путь истинный заблудших? Потом же, когда они выбиваются из сил и, чувствуя себя использованными, разражаются праведным гневом на тех, «кого они приручили», потому что не получают адекватной заботы, их же и упрекают, дескать, кто тебя просил?

«Мой милый, что тебе я сделала?»

— Я всегда наступаю на те же грабли, — сетует Инна Б., изящная, со вкусом одетая женщина, похожая на заплаканную Ким Бессинджер. Она пришла на консультацию, чтобы справиться с болью от недавнего разрыва с любимым. — Не пойму, что во мне не так, но меня всегда тянет к каким-то ущербным мужчинам. Или к тем, у кого как раз какие-либо жизненные трудности: не может найти работу, квартиру, пребывает в депрессии. Вот тут-то я и прихожу на помощь — выслушиваю, подбадриваю, утешаю. Дальше все идет по известному сценарию: он переезжает ко мне.

Инна, похоже, впервые задумывается, почему ее мужчины всегда приходили к ней, ее же к себе жить не приглашал никто: «Я начинаю усердно играть роль преданной жены (готовлю, стираю, глажу, покупаю продукты), а заодно — психотерапевта и массовика-затейника. Постепенно все мои мысли и все время заполняются любимым. Поначалу у нас идиллия — он мною восхищается! Но где-то в глубине души уже закрадывается тревога, потому что из опыта знаю — вскоре мои усилия будут приниматься как должное, потом он начнет мною тяготиться, а потом уйдет. Так произошло и на этот раз».

Дальше Инна рассказала, что, не считая замужества, уже в третий раз ее отношения с мужчинами развиваются по знакомому сценарию, и с каждым разом она все больше старается, но они ее все равно бросают. Она делает вывод, что, наверное, недостаточно старается, и вспоминает, что когда-то ясновидящая сказала, что на ней венец безбрачия.

— Что же я делаю не так и как нужно поступать? — восклицает Инна и очень удивляется, когда я говорю, что в ее ситуации выход очень простой, но тем самым и сложный — не делать НИЧЕГО.

— А как же найти и удержать нормального мужчину? — не понимает она. И еще больше удивляется, когда слышит, что ищет она не там, где действительно можно встретить человека, способного дать заботу и радость, а там, где ей ЛЕГЧЕ ИСКАТЬ. А удержать взрослого человека можно, только предоставив ему СВОБОДУ.

Когда мы любим слишком сильно

Сейчас объясню. История Инны типична, добрая половина читательниц в какой-то мере узнают в ней себя, не скрою, я — не исключение. Вы обратили внимание, что, рассказывая о себе, Инна все время говорила о Нем: что Он почувствовал, сказал, к

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.