Синдром токсичной любви

"Я не могу понять, что делаю не так в отношениях с ним. Он не звонит, не пишет, не предлагает провести вместе время. Он так мне нужен, я так его люблю, а его нет рядом. По-моему, я делаю все, чтобы оттолкнуть от себя мужчин". Это были первые слова моей посетительницы. Войдя в кабинет, она аккуратно присела на краешек дивана, убрала прядь волос с лица и грустно опустила глаза. Ей было больно. Она страдала.

На протяжении шести лет психологической практики я часто сталкивалась с женщинами, которым плохо и которые страдают. Самым парадоксальным является то, что им привычно страдать рядом с мужчиной, причем многие из них считают такое положение вещей показателем сильной любви.

Но эти страдания не имеют ничего общего с любовью!

По статистике, у 96% женщин разных возрастных групп на нашем постсоветском пространстве ментально и исторически сформировано понятие, что любовь измеряется степенью страданий и уровнем самоотдачи. В психологическом мире данные поведенческие характеристики считаются основными и называются синдромом токсичной любви.

Чем больше женщины (жены или мамы) любят "правильно", то есть так, как их учили в детстве, в том числе на примере собственной семьи, — тем больше они либо сливаются с партнером, либо поглощают его. Выполнение мужских обязанностей, полная ответственность за воспитание детей, лидерская позиция в семье, "всепонимающая" роль жены — все это симптомы токсичной любви. Институт семьи диктует девушкам жизненные постулаты с акцентом на долге и заботе, а вот удовлетворение собственных потребностей является вторичным и характеризуется как проявление эгоистичной, нарциссической и невоспитанной личности. Другими словами, вступая в отношения, мы опираемся на трех китов: жертвенность, долг и забота. А ведь хочется совсем другого.

Отличительная особенность мировосприятия женщины заключается в сильном "защитном поле", продуцируемом "Я" (Эго) личности, которое искажает и фальсифицирует действительность, снимает напряжение и берет на себя основную часть работы по преодолению негативных переживаний. Казалось бы, снятие напряжения — полезная функция, но в случае токсичной любви именно она может стать препятствием для того, чтобы осознать, принять и получить возможность выбраться из оков взаимозависимых отношений, когда происходит полное поглощение или растворение одной личности в другой.

Исходя из вышесказанного я бы выделила три основных жизненных сценария, поддерживающих столь специфическую форму взаимоотношений.

"Я бегу, от меня убегают"

Такая форма отношений возникает как следствие активной позиции одного из партнеров (чаще всего женщины), желаюёщего получать или отдавать, и пассивной позиции второго партнера, который норовит сбежать, спрятаться, скрыться из виду столь активной второй половины. Важно отметить, что такие отношения продолжаются только до тех пор, пока партнеры точно соответствуют прописанным ролям. Как только один прекращает выполнять классические привычные действия, игра останавливается, брак распадается, семья разваливается. Напор женщины обусловлен желанием обрести покой и внимание, которых ей так не хватало в детстве. Знакомые чувства и переживания рядом с эмоционально отчужденным партнером словно заново запускают незавершенную программу и начинают управлять ею в отношениях. Женщина может компенсировать нехватку внимания путем манипулирования — через трату денег, заботу о благополучии и здоровье партнера, материальном достатке, отодвигая свои потребности на второй план. Мужчины рядом с такими женщинами испытывают страх быть поглощенными целиком и полностью, а потому спасаются бегством. Важно отметить, что они тоже "играют" вполне определенную "роль", а потому им крайне необходимо, чтобы кто-то за ними "бежал", побуждая тем самым "убегать" в ответ. Ценность каждого из партнеров налицо.

"Я отвоюю тебя у мира и буду ликовать"

Это отличительная особенность женщины с так называемым синдромом токсичной любви, когда миссия всей жизни сводится к тому, чтобы хоть на минуту стать самым важным объектом в жизни партнера, отвоевав его у всего мира. Завуалированная конкуренция такой женщины не знает границ: она "отвоевывает" мужчину у работы, друзей, свободного времени, законной супруги и детей, увлечений и прочих сфер жизни, которые могут быть важны и иметь первостепенное значение для мужчины. Более всего возбу
ждает и вызывает ликование осознание "я для него важна" и "я его восхитила так, что он ушел от…". Не важно, от чего или кого он ушел, главное — "ушел ко мне". Мотив столь изощренных манипуляций прост: дефицит собственной ценности. На партнера возлагается роль оценщика: "если он оценил и увлекся, значит, я являюсь тем, чем можно увлечься, а именно, достойной и значимой личностью". Практика показывает, что насыщения в таких отношениях все равно не происходит.

"Я стала "мамой" в 10 лет"

Название говорит само за себя. Будучи обремененной ранней, не по годам, ответственностью (ухаживая за кем-то из близких; эмоционально, "по-взрослому" поддерживая авторитетных для себя людей; заменяя кого-то из родителей), женщина поневоле становится заложницей псевдовзрослости. Такое положение чревато появлением искусственно сформированного образа прилежного "взрослого", на "отлично" выполняющего обязанности. Удовлетворение своих потребностей уходит на второй план, поскольку на первом — гиперзабота о ближнем (партнере). Понаблюдайте, как ведут себя дети с куклой: ласкают ее, ухаживают за ней, укладывают спать, то есть заботятся, проявляют нежность и любовь, тем самым стараясь опосредованно получить нежность, тепло и заботу, которой им в данный момент не хватает. Они как бы сливаются с куклой и присоединяются к "фантазийным" переживаниям, чтобы удовлетворить свою потребность. Такую модель дети, вырастая, переносят и в отношения. Женщины сильно обо всех заботятся, спасают, помогают — в надежде, что необходимая им любовь придет сама собой. В конечном итоге ресурс заканчивается, и женщина, обессиленная, впадает в депрессию.

Все вышеперечисленные установки и чувства не появляются ниоткуда. Для каждой женщины и каждого мужчины "прописывает" дорогу и формирует семейную модель первичное окружение — самая сильная и влиятельная ячейка под названием "семья". Конечно же, не стоит приуменьшать также значимость СМИ, литературы и шоубиза, всячески поддерживающих стереотипный образ влюбленных женщин-страдалиц.

В целом такого рода отношения у взрослых людей представляют довольно травматичный опыт переживания. Большинство трансакций имеют скрытые мотивы, и партнеры используют их как способ манипулирования друг другом в психологических играх при попытках вымогательства и удовлетворения невротической потребности в любви, что приводит к нарушениям функционирования личности в самых разных сферах жизни.

В завершение важно отметить, что выявить данные проявления — это 50% успеха. Последующая работа со специалистом, изучение специальной литературы и другие дополнительные инструменты самопомощи дадут возможность достичь желаемого баланса в отношениях, когда функции "брать—давать" будут гармоничными и полезными для самой женщины.

Автор: Ольга Алехина

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.