Стаи детей в социальных сетях: на что способны и как их спасти

«Кто ее любит??? Никто!», «Я изнасилую тебя в рот ногами и сниму это на камеру!», «Я умираю. Скатываюсь по стене и ору в подушку о помощи» — это цитаты с интернет-страничек 13-летних одноклассников из школы N города Дзержинска. Не только группа «ВКонтакте» этого класса, но и вся подростковая социальная сеть все больше напоминает жестокий дикий остров детей из «Повелителя мух»: в интернете сбиваются в стаи, травят слабых и подчиняются сильным.

О том, что такое кибербуллинг и как вернуть цивилизацию в подростковые социальные сети, журналист издания «Русский Репортер» побеседовал с автором исследования «Дети России онлайн» Галиной Солдатовой.

Алина и Лена снимают себя на мобильник в заброшенном доме, изрисованном граффити. Идут, перепрыгивая битые стекла, по лестницам без перил, доходят до несуществующего балкона. Смотрят вниз.

— Я хочу спрыгнуть, — улыбаясь, говорит Лена.

— Дура, — весело откликается Алина.

Они возвращаются к лестнице. Позируя на камеру, пишут что-то на стенах.

Алина и Лена — ученицы 7-го класса школы N города Дзержинска. Их страницы «ВКонтакте» я обнаружила методом тыка, вбив в поиск по группам словосочетание «кто ненавидит».

Дело в том, что Алину — ненавидят. В группе ненависти 44 человека. На аватаре группы симпатичная девочка-блондинка лет двенадцати. На стене группы голосование «Насколько вы ненавидите Алину». Варианты ответов: на 1000%, на 500% и т. д. Проголосовало 22 человека.

«Вы зачем все это устроили?» — спрашивает кто-то на стене. «Она нас просто бесит уже!!!! Вот и все». «А кто ее любит? Никто!!!» — надпись сопровождает изображение перечеркнутого черной линией сердца.

Следующий опрос: «Алина Березкина — дура?» Проголосовало 24 человека. «Вы че, охренели?!» — спрашивает девочка по имени Ксюша. «Ксюш, ты за нее? Фу!»

Следующее голосование включает в список тех, кого следует ненавидеть, еще и Ксюшу.

***

«С грубиянами в Сети // Разговор не заводи. // Ну и сам не оплошай — // Никого не обижай», — детским голосом читает Интернешка. Это персонаж обучающего мультика, который показывают пока только в нескольких московских школах. Интернешка рассказывает об опасностях, с которыми ребенок может столкнуться в Сети, и формулирует правила: «Злые люди в интернете // Расставляют свои сети. // С незнакомыми людьми // Ты на встречу не иди». Сейчас Интернешка, мягкая игрушка, спит на полке в кабинете Галины Солдатовой, привалившись к статуэтке — премии Рунета за проект «Дети России онлайн».

Галина Солдатова — доктор психологических наук, профессор факультета психологии МГУ; уже несколько лет под ее руководством проводятся исследования активности российских детей в интернете. А еще Солдатова руководит горячей линией психологической помощи «Дети онлайн», на которую ежедневно поступают десятки звонков из всех регионов.

— Мы стали работать с начальными классами, потому что возраст вхождения в интернет снижается: в 2011 году он составлял 9–10 лет, теперь и того меньше. Многие дети уже в 5 лет уверенно чувствуют себя в Сети. Они там управляются так же легко, как дышат.

Изображение кликабельно

И как интернет на них влияет?

У «цифрового поколения» меняются высшие психические функции: сейчас дети запоминают не информацию, а путь к ней. Мозг ищет способ адаптироваться к информационному шквалу. Эти дети могут распределять внимание так, как мы не могли: одновременно смотреть кино, общаться в чате, искать себе новую аватарку и пить сок.

С какими проблемами чаще всего звонят на горячую линию?

Для детей интернет в первую очередь не источник информации, как для взрослых, а средство общения. Поэтому дети чаще всего испытывают коммуникативные сложности. На первом месте кибербуллинг: травля, оскорбления, унижения. Кибербуллинг осуществляется сознательно, систематически и направлен против слабых.

Почему это происходит?

В социальных сетях подросткам легко реализовать свои агрессивные наклонности. Агрессия заложена в природе человека, но в процессе жизни он окультуривается — учится себя вести, часть агрессии уходит в спорт... А в интернете агрессию можно проявлять свободно. Это не значит, что процент склонных к агрессии детей растет. Просто мы сейчас наблюдаем на видео
и в социальных сетях то, что раньше увидеть не могли. Пока что все это похоже на остров из книги Голдинга «Повелитель мух» или на ситуацию в фильме Ролана Быкова «Чучело».

Но если раньше ребенка травили в школе, а потом он шел домой и мог на время забыть о травле, то сейчас процесс постоянный?

Да. Кроме того, теперь травлю видит целый город, а то и весь мир. В нее можно окунуться в любой момент, нажав на клавишу компьютера или мобильника. Кибербуллинг отличается от обычной школьной агрессии именно масштабами: его свидетелями становится большое количество френдов, отсюда большая суицидальная опасность.

Кибербуллинг на первом месте, а что на втором?

Звонки родителей, чьи дети столкнулись в Сети с сексуальными домогательствами, так называемый грумминг. К сожалению, такие случаи не редкость. Причем в них вовлекаются иногда совсем маленькие дети. Например, был звонок от матери семилетнего ребенка — кто-то пытался обсуждать с ним в Сети интимные темы. Ребенок растерялся, не понял, что это такое, пришел к маме. Но если девочке не семь лет, а двенадцать, она уже пойдет встречаться. Наши дети общаются с незнакомцами в Сети в два раза чаще, чем в Европе: там с детьми уже ведется работа по поводу безопасного поведения в интернете.

***

Изображение кликабельно

Тринадцатилетняя Алина «взяла» себе фамилию мальчика, в которого влюблена, и отметила свою любовь в статусе. У Алины есть «сын» — придуманная страничка младенца с фамилией возлюбленного. Алина ставит на аватар сексуальную улыбку с язычком между зубами. На ее стене перепосты фоток с сердечками, мишками, детками. Опрос «Кто лучше?» — и три фамилии одноклассниц. Еще несколько традиционных вопросов типа «Ты меня любишь?», где друзья должны отметить степень своей любви. Я замираю на опросе «Ты будешь рад, если меня не будет в живых?». Голосую «нет», чтобы увидеть результаты. Таких, как я, большинство.

Леша из 7-го класса школы N — тот самый возлюбленный Алины. На аватаре худенький мальчик, друзей у него больше 660. Галерея фотографий открыта для любого пользователя. Ни на одной из них Леша не улыбается. Он прячется в капюшон, опускает глаза, хвастается татуировкой на плече и серьгой на младенчески круглом и гладком подбородке. Дальше в фотоальбоме черная картинка «Абонент умер! P. S. Он все равно никому не нужен». Школьник Леша состоит в группах «Любители диснеевских мультфильмов», «Я бы вдул, я бы трахнула», «Попки» и «+18». Его стена пестрит полуголыми девицами и матом. Очередной раз зайдя на его страничку, я вижу перепост фотоизображения окровавленного Иисуса и надпись «Я спросил Иисуса: “Как сильно Ты любишь меня?” Иисус ответил: “Вот так сильно”. И растянул Свои руки на кресте и умер. Если ты любишь Иисуса, опубликуй это на своей стене».

Леша влюблен в другую девочку и состоит в группе ненавидящих Алину. В Лешином статусе значится: «Я умер на 99%».

***

По просьбе «РР» психологи Фонда развития интернет (им руководит Солдатова, на его базе и существует горячая линия «Дети онлайн») проанализировали страничку Леши на предмет суицидального риска. Экспертиза на трех страницах — подробный анализ фото, музыки, статусов и комментариев ребенка. Вывод психологов: Леша — нарциссичная личность, он ведет страничку не ради общения, а ради привлечения внимания публики.

Музыку он искал не по группам и композиторам, а забивая в поисковик словосочетание «клубная музыка»: его музыка — часть самопрезентации. Его образ — самовлюбленный позер, который пресытился даже темой секса, такой волнительной для подростков.

«Путаясь в том, что именно является им, а что — его отражением, мальчик теряет контакт со своими эмоциями, погружаясь в скуку и пустоту, и эта скука, такая нехарактерная для детей, делает его исключительным, усугубляя позу, — пишут в своем заключении психологи. — Есть риск, что такой человек будет блефовать до последнего, свято веря в построенный образ, иначе игра разрушится. Делая высказывания подобные тем, которые были на его аватаре (“абонент умер”), он одновременно верит и не верит в то, что пишет.

Истинного желания умереть у мальчика нет: дети, страдающие депрессией, которая способна завершиться суицидом, обычно ощущают полную апатию и бессилие, они вряд ли будут заботиться о том, как они выглядят для других. Но имеется риск совершения демонстративного суицида. Демонстративный су

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.