Страх над мегаполисом. Чего боятся москвичи

Городские фобии, даже самые экзотические, легко объединить в большие группы. О них было известно задолго до разрастания мегаполисов — жителей городов рано или поздно одолевает клаустрофобия, агорафобия и банальный страх смерти. Перемещение, недосыпание, смешение подземного и наземного существований, гигантский поток информации, желание жить не хуже остальных, эпидемии и прочее в какой-то момент начинают мешать жить, и это нас шокирует.

Существует много психотерапевтических методик, которые позволяют достаточно эффективно решать проблему страхов и позволяют не бороться с собой и своей природой

Проблема — в нашей впечатлительности и в том, что мы, загнав себя в угол предрассудками, воспринимаем вымышленные преграды всерьез — это такая наша, дружная городская промашка.

Боязнь перелетов (аэрофобия)

Маша, 28 лет

«Я решила полететь, когда мне было 24 года, просто решила, и все, сказала: хватит бояться, купила билет в Бангкок и стала собирать вещи. Меня там ждали друзья. Я вообще не очень хорошо себя чувствую в замкнутых пространствах, но тут просто приказала себе — или полет, или всю жизнь разводить в деревне коз. В общем, настроилась, села, хотя паниковала запредельно, рядом — парочка влюбленных лет пятидесяти из Череповца, улыбаюсь — они отворачиваются. Упаковка валидола уже съедена. Как назло вылет откладывается — ищут с собакой в самолете бомбу, пассажиры нервничают, компания офисных клерков опорожняет закупленные в дьюти-фри бутылки.

Какая-то тетя в соседнем ряду уже наполняла пакетики для слабых желудков. Бомбы не нашлось, взлетели, я выпила стаканчик «Финляндии» залпом и не успокоилась — всю дорогу считала минуты до посадки, молилась, ходила по салону взад-вперед и, наконец, через девять часов мучений пережила посадку, которая тоже была не из мягких (не буду называть авиакомпанию). Боюсь того, что с самолета, как с подводной лодки, деться некуда, даже если тебе будет очень плохо. Но я человек сильный, так что борюсь, летаю, закусив губу, и знаете, уже немного легче».

Страх сойти с ума (дипсихофобия)

Настя, 27 лет

«У меня был роман. Сначала по интернету, а потом в жизни. Очень бурный. Сразу было понятно, что надо будет скоро разойтись, — и он ушел, а я осталась. Мы выясняли отношения в интернете, только косвенно, с ним я не переписывалась. Я следила за каждым его шагом, но все запутывалось как в триллере — он вообще интернет-маньяк, у него куча левых аккаунтов в соцсетях, во всех возможных. Мне писали странные люди, у которых на страницах оказывались странные фотографии и комментарии, будто они все мысли мои читают. Мне он как-то дал свою любимую книгу почитать, Пелевина, и я стала везде замечать цитаты из нее. Не то чтобы прямые, но, в общем, он создавал очень похожие ситуации.

Он изображал бога, который повсюду расставил для меня ловушки. Он каким-то образом забрался ко мне в голову — и началась паника, я боялась говорить, что-то делать, все, что я говорила окружающим, прокручивала сто раз в голове на предмет адекватности. Сердце уходило в пятки, казалось, сейчас моя лучшая подруга что-то заметит, тихо прокрадется в комнату и наберет 03. Биллборды и реклама изображали странные вещи, покупки в магазине я будто совершала не просто так, а с чьей-то подсказки, в итоге я реально сходила с ума, и мне было жутко от того, что это так просто происходит, раз — и ты уже в другой реальности».

Боязнь высоты (акрофобия)

Инна, 54 года

«В 1987 году, когда моему сыну было 6 лет, я решила сводить его на колесо обозрения на ВДНХ. В Москве мы жили первый год тогда. Соседка наша по площадке, Анна Георгиевна, учительница молодая, тоже пошла с нами, мы с ней дружили с момента въезда в эту квартиру. Так вот поехали мы на это колесо, я боязнью высоты не страдаю, поэтому сели мы в открытую кабину, мороженого взяли. Сын, конечно, баловался, мы медленно стали подниматься, и тут Анна Георгиевна белеет вся, вцепляется намертво в мою руку, до синевы, и начинает мычать как-то странно.

Мы испугались, а она уже перешла на крик и кричала, и кричала, другие пассажиры возмутились, шум поднялся, но тут никуда не денешься — раз уж сел, то жди, пока круг не провернется. Так она и билась, пока мы не вывели ее, полуобморочную, на землю. Она, видно, сама не ожидала такого шока, пришлось взять такси и отвезти ее домой. Мы с ней до сих пор дружим, она хорошая, тихая женщина, литературу препо
дает. Но такая, знаете, стала — с приветом».

Боязнь остановки в туннеле (клаустрофобия)

Иван, 31 год

«Однажды я был с сильного похмелья, хотя пью редко. Ну было воскресенье, и накануне была вечеринка, где я перебрал с алкоголем. Еду с утра домой, а живу я на «Первомайской», и вот поезд берет и останавливается между «Семеновской» и «Партизанской». Мне и так было не очень, а машинист говорит «не паникуйте, мол, поезд скоро отправится», будто пассажиры уже крушат поезд и едят друг друга.

Вот тут мне стало физически плохо, сердце стучало в горле где-то, адское удушье, паника, а машинист опять за свое «сохраняйте спокойствие» и прочее. Зачем вообще они это говорят? В общем, отправился он минут через 25, а я в панике, весь красный, выбежал на «Партизанской» и шел домой пешком в каком-то черном настроении. Потом неделю пешком ходил, а в выходные — машина спасала. Но вроде бы прошло, только иногда в похожих ситуациях в пот бросает, все же это возвращается, но когда ты нормальный вроде бы человек, учишься себя контролировать».

Бактериофобия (боязнь заражения крови, соприкосновения с поручнями, людьми)

Светлана, 30 лет

«Однажды, мне было лет 11, учительница по литературе рассказала мне про отца поэта Маяковского. Тот якобы уколол палец и умер от столбняка. Она так это рассказывала, что я пришла в ужас, представила, как тот корчился в столбнячной горячке, а потом вспомнила Скрябина, про которого нам в музыкальной школе рассказывали, с ним такая же история произошла. В медицинской энциклопедии посмотрела картинки, уж не знаю, почему меня это так интересовало. Это вообще была моя любимая книга в детстве, я очень впечатлительная, а картинки в энциклопедии страшно красочные.

Я почти забыла про столбняк, пока на даче летом не упала с тарзанки и не свезла себе кожу на коленке. Бабушка намазала йодом, забинтовала и сказала: «Будешь так себя вести, занесешь грязь и будет заражение крови», она вообще была медсестрой раньше. Я всю ночь не спала, мне казалось, что эта зараза уже ползет по кровеносной системе, колено ужасно болело, и я думала, что вот сейчас дойдет до сердца и я умру в корчах. Началась истерика, бабушка дала мне димедрол, и я выключилась. История повторилась в больнице, куда я случайно попала с кишечным гриппом, неаккуратно воткнули капельницу, и я в полубреде думала, что рука уже опухла и есть заражение. Вообще я изучила эту тему и знаю, в каких случаях такое бывает.

Тревога оказалась ложной, но страх — это такая штука неконтролируемая, особенно если ты подозреваешь, что твой организм вырвался как-то из-под контроля. Я езжу в метро только в перчатках, за поручни и ручки в учреждениях не берусь, у меня ножи для каждого вида продуктов есть и разделочные доски, специальное средство для мытья посуды, спиртосодержащее. Летом езжу в транспорте в кофте, и вообще верхнюю одежду дезинфицирую, стараюсь носить маску. Есть одна штука с бактериями — если совсем от них изолироваться, то выработается уязвимость. Живем потихоньку в симбиозе. Но я их чувствую, почти вижу всегда».

Боязнь толпы (демофобия)

Майя, 25 лет

«Я вообще метро боюсь, боюсь давки в вагоне, духоты и остановок в туннеле, боюсь женщин, одетых как террористки, что вот сейчас кому-нибудь позвонят, и все взлетит, то есть тут особенно не взлетишь, в туннеле-то… Особенно боюсь эскалаторов, помните ту историю на «Авиамоторной», когда люди провалились внутрь механизма, — я вот этого боюсь, и что эскалатор побежит, и мы все попадаем как домино.

Паника у меня была только однажды, когда что-то там было с электричеством и поезда ходили нерегулярно, на «Арбатской» были страшные толпы и давка, и какой-то человек уже лежал без сознания возле перехода, а ему типа помогал кто-то и в карманах рылся. И лица, лица кругом, как жернова, которые тебя перемалывают. Я подумала: «Это конец света!», и потом целых два месяца ездила только на трамвае. Потом было еще несколько панических атак. Хожу к психотерапевту, ем таблетки, когда в голове становится ватно, — страхи пропадают. Планирую постепенно слезть с таблеток».

Боязнь бедности (пениафобия)

Егор, 34 года

«У меня было много фобий — раньше я боялся женщин, пауков и чего-то там еще, но все преодолел. Вот есть люди, которые боятся ослепнуть, так вот лечится это просто: им завязывают глаза и заставляют освоиться с пространством. Аэрофобы вот любят детально изучать картины разных катастроф. А вот эта моя фобия — как заноза. Я панически боюсь остаться без денег, и не потому

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.