Женщины, которым «за», в обществе, которому «до»

womanВам, наверное, не раз приходилось видеть сцену, когда молодые женщины в компании коллег или бывших однокурсников отказываются фотографироваться, мотивируя это тем, что они сейчас не в форме, устали, не накрашены и вообще (о, ужас!) будут выглядеть на свой возраст, а то и старше? А уж признаться, сколько им лет, вот так, сходу, могут, пожалуй, единицы. Я, например, наблюдаю за одной красивой и успешной телеведущей, моей ровесницей, которая в течение последних десяти лет оказывалась соответственно, на пять, семь, десять лет «моложе» меня, и теперь ее декларируемый возраст, похоже, окончательно замер на отметке 35.

Почему люди, в особенности женщины, стыдятся своего возраста? Что заставляет их, талантливых специалистов, интересных собеседниц, хороших подруг, жен, матерей, прибегать к самым изощренным ухищрениям — от всякого рода самоограничений и тренировок до пластических операций, только бы сохранить внешние атрибуты молодости?

— Я чувствую себя какой-то неформатной, — жалуется пришедшая на прием симпатичная сорокалетняя Ольга. — Вот после пятилетнего перерыва (пришлось остаться дома, когда родился второй ребенок) опять попыталась найти работу, но почти везде в объявлениях значится — до 40, в редких случаях — до 45 лет. Это страшно бьет по самолюбию, ведь я хороший специалист.

До декретного отпуска Ольга работала референтом-переводчиком в банке, но там поставили условие, чтобы она вышла на работу через год, теперь же место занято. Правда, активная женщина, героически совмещая уход за двумя детьми с учебой, получила второе образование — юридическое. Но и это ей не помогло. Сотрудница одной из юридических контор, где Ольге в очередной раз отказали в работе, выйдя проводить ее, сочувствующе пояснила, дескать, ну кто же из мужчин-руководителей юрфирмы возьмет себе в помощницы сорокалетнюю тетку с двумя детьми, когда вон, сколько юных свежеиспеченных правоведок — только кликни мышкой. Благо, их сейчас выпускают пачками. Вот если бы ей было хотя бы лет на десять меньше… А так — только по знакомству.

В ходе консультации Ольга, которая раньше не комплексовала по поводу своего возраста, вполне справедливо полагая, что прекрасно выглядит, вспомнила, как в роддоме ее, тридцатипятилетнюю, считали «старородящей». А из-за двенадцатилетней разницы между ее первым и будущим ребенком всячески уговаривали сделать кесарево сечение. И тут же рассказала историю о знакомой французской паре, у которой первенец появился, когда жене было 35, а двойняшек она родила в сорокалетнем возрасте. Для Франции — это нормальное явление.

Воспоминание о роддомах практически у всех наших соотечественниц хранится в кладовых памяти под грифом «Это не должно повториться». А как женщине средних лет найти в себе силы не впасть в депрессию в повседневной жизни в обществе, «по умолчанию» поклоняющемуся культу молодости и красоты?

Сорокатрехлетняя Екатерина пришла на консультацию с жалобой на депрессию. К психологу ей порекомендовали обратиться в клинике пластической хирургии, где она хотела «сделать новое лицо», удалить лишний, по ее мнению, жир с бедер и талии, а также подкорректировать грудь. Она — владелица небольшого агентства недвижимости, поэтому с деньгами проблем нет.

— В последние пару лет, а точнее — после сорока, — говорит Катя, — у меня появилось ощущение, что передо мной одна за другой закрываются двери, я становлюсь неинтересной, лишней, чужой. Мне даже сон такой снился — про лабиринт с одной еще открытой дверью, в которую мне нужно успеть заскочить.

Во время похода по магазинам я практически не могу найти для себя модной элегантной одежды — все какое-то розовое, молодежное, со звериными принтами. А если и находится что-то подходящее, юная пигалица, измерив взглядом сверху вниз, равнодушно сообщает, что таких размеров у них нет. Как тут не почувствовать себя старой толстой коровой? — отчаянно восклицает Катя. — Выходные дни в последнее время все больше провожу дома перед телевизором, но ведь и там все программы — в основном для молодежи, и от этого становится еще тоскливее. Вот и решилась на отчаянный шаг — под нож хирурга.

Хорошо, что пока только хирурга, — подумала я, да и тот попался добросовестный — отправил к психологу. Представила, что творится в душе Кати и многих ее сверстниц, так называемых женщин постбальзаковского возраста, когда с экрана, натужно делая умное лицо, что-то веща
ют молоденькие девочки, распределяясь, за редким исключением, по шкале Михаила Жванецкого «от милых глупышек до ужасных дур». В то время как, например, на европейских или американских каналах мы в основном видим элегантных дам и джентльменов минимум за сорок. И — ничего! Выглядит вполне органично.

Но пока мы только о картинке говорили, а если копнуть, извините за выражение, контент всех этих телешоу, где танцуют, поют, отчаянно юморят, меряются силами... Шоу, придуманных чтобы развлекать, но оставляющих в душах гнетущий осадок их неуместности и несвоевременности на этом развеселом празднике жизни. Запустите в ненавистный ящик тапком, который предлагается вместо прекрасных туфелек женщинам элегантного возраста! Почитайте, например, какой-нибудь журнал. Стоп! Какой? Ведь с обложек многочисленных женских журналов нам так же беззаботно улыбаются наши, чуть не сказала старые, нет — это неприличное слово! — молодые знакомые из чудесного мира гламура! В нем нет ни болезней, ни смерти, ни лишнего веса, ни вросших ногтей, ни пигментных пятен, а на все случаи жизни один совет — зажечь свечи и надеть сексуальное белье. Знаем, надевали, зажигали… Блажен, как говорится, кто смолоду был молод.

Что же получается, и достойной периодики для женщин даже «серебряного» века, не говоря уже о «золотом», тоже нет? Содержательные издания типа «Бабушкины советы», «Соседка», «Петровна» мы считать таковыми пока не готовы. Тогда мне остается порекомендовать этим дамам выйти прогуляться, вдохнуть морозный воздух, слиться с природой и ощутить себя частью этого большого мира.

Но и тут подстерегает очередная «гримаса» — такой себе триумф молодости и красоты в виде рекламных щитов и всевозможных лайтбоксов. Что бы ни рекламировалось у нас — от пельменей до керамической плитки — креативщики все сводят к изогнутому в призывной позе полуобнаженному девичьему телу. В этом контексте страшно подумать, как предсказуемо выглядела бы реклама бананов…

В общем, милые дамы, если вы живете в Украине, вам за тридцать, вы не дочь (жена, любовница) олигарха, не обладаете модельной внешностью, не депутат, не нобелевский лауреат, не мисс чего-то там, а также если у вас есть дети и высшее образование (хуже — два и более), то, как говорит наш президент, я вам не завидую. «Как страшно жить», — сказала бы свое фирменное «богиня» Рената Литвинова, снявшая в свое время цикл интервью с прекрасными — нет, не старухами, — все-таки дамами, для которых не было уже ни смерти, ни мелочных торгов со временем, а только — вечная любовь миллионов. Сама Рената, кстати, тоже обещала красиво стариться естественным путем.

Ну, а если серьезно, как помочь женщине не чувствовать себя загнанной в угол тотальной возрастной дискриминацией? Этим повсеместным унизительным эйджизмом? Ну, во-первых, перестать драматизировать, считать себя жертвой обстоятельств и обижаться на общество молодых и наглых. Поверьте, у них тоже проблем хватает. Ведь корни такого яростного желания выставить напоказ свою молодость и красоту в том, что в условиях всеобщего рынка «…человек сам становится товаром на «рынке личностей»... Поскольку успех, в основном, зависит от того, насколько удачно он себя продает, человек…одновременно ощущает себя и продавцом, и предметом торга, вещью, выставленной на продажу. И тогда человек думает не о жизни и счастье, а о своем товарном виде...Он больше не имеет своего эго. Ибо он меняет свое «я» постоянно, исходя из принципа «Я таков, каким ты хочешь меня купить». Человек такого типа все время суетится, у него только одна цель: всем нравиться». (Эрих Фромм «Иметь» или «быть»).

Неправда ли, как современно звучит, хотя и написано сорок лет назад? Так ведь Америка, где жил философ, переживала тогда аналогичные проблемы. Вот и мы переживем эти детские болезни роста. И уж точно не будем жить по принципу «Я нравлюсь кому-то, значит, я существую».

А хотели бы вы снова оказаться двадцатилетней? Чтобы опять пробиваться в жизни, что-то кому-то доказывать, преодолевать бытовую неустроенность, искать себя и свое место в этом мире? Ага, вот уже и оценили так, навскидку, преимущества своего возраста в виде дома, семьи, детей, профессии, своего круга, своих уже известных и ценимых вами предпочтений, своего уникального жизненного опыта наконец.

Несомненным преимуществом зрелого возраста является и то, что не нужно «на всякий случай» стараться понравиться всем, и мы наконец-то можем позволить себе жить так, как мы хотим, и не жалеть об упущенных возможностях. Карл Юнг считал, что в
сорок лет человек встречается со своим подсознательным и наконец-то начинает реально оценивать происходящее. Американский психолог Гейл Шихи в своем знаменитом бестселлере «Возрастные кризисы. Ступени личностного роста» писал: «Рядом с нами нет человека, который бы позаботился о нас в этой ситуации. Мы сами — наша надежда… Парадокс заключается в том, что после выхода из кризиса чувство депрессии и апатии нас покидает, несмотря на то, что у нас остается меньше реального времени. Мы опять видим будущее в реальной перспективе, потому что у нас появились вера и цель в жизни».

Рецепт один, он прост как правда — спокойно принять свой возраст, не жить прошлым, не торопить будущее, а жить настоящим, наслаждаясь каждым его днем, как глотками хорошего вина. Благо, теперь вы знаете, чего на самом деле хотите.

Автор: Елена Савинова

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.